- Новости

Новость - Внешний долг Украины: что позволено Люксембургу, не позволено быку

Долги надо выплачивать. Это аксиома, во всяком случае для тех, у кого не хватает сил или смелости играть по своим правилам. Украина ныне предлагает два видения будущего своего государственного долга. И оба — за счет «пересічного українця».

В психологии уже более полувека используется понятие «когнитивного диссонанса». Это когда два «представления» (по латыни cognitiо), противоречивых по сути, сталкиваются в сознании индивида, порождая состояние сильнейшего дискомфорта. Общественному сознанию не стоит утешаться: оно куда более подвержено стрессам, чем индивидуальное.

Новый удар по украинскому общественному мозгу может быть нанесен проблемой украинского внешнего долга.

Самое обидное — что, на фоне общемировой картины государственных внешних долгов, долг Украины выглядит даже прилично. По итогам 2018 года государственный долг Украины составлял, по данным Министерства финансов, 2 145 684 000 000 гривен. Из которых 35% были номинированы в гривне, остальное в иностранных валютах и специальных правах заимствования Международного Валютного Фонда.

Цифры только выглядит страшно, на самом деле это не так много. Это почти приемлемо даже для Европы, где согласно «золотому правилу бюджетной дисциплины», принятому в 2012 году, государственный долг страны-члена ЕС не должен превышать 60% валового внутреннего продукта (ВВП). Хотя само это правило европейским «акулам европейской истории» совсем не указ. По итогам 2017 года госдолг Великобритании составлял 313% от ВВП (данные Office for National Statistics), Германии — 141% (данные Deutsche Bundesbank), Франции — 213% (данные Banque de France). А для крошечного Люксембурга — вообще страшные 6 307% (данные Banque Centrale du Luxembourg).

Но европейские «гранды» вопросами долга особо не заморачиваются, и правильно делают. Потому что долги — это естественное состояние государства. И вообще, стоит вспомнить, что единственным лидером в новейшей истории Европы, полностью раздавшим долги своей страны, был румынский президент Николае Чаушеску. И он, наверно, очень пожалел об этом, когда 25 декабря 1989 года стоял со связанными руками у стенки солдатской уборной казармы в Тырговиште под прицелом расстрельной команды.

Но Украина платить будет. Почему? Да потому что не следует равнять дар Божий с яичницей…

Почему будем платить?

На днях украинское Министерство финансов обнародовало «Среднесрочную стратегию управления государственным долгом на 2019−2022 годы». И в ней, без особых церемоний, обозначило место Украины и украинской экономики в мировой структуре. Исходя из тех кредитных рейтингов, которыми обладает нынешняя Украина. Ведь основное предназначение кредитного рейтинга — это оценка способности страны-должника погасить задолженность, и прогноз вероятности дефолта должника.

Оценки ведущих рейтиновых агентств всегда политизированы, но в случае с Украиной от этого становится только хуже. Ведь Киев является «любимым дитятей» и европейского и американского политикума, значит ему баллы, теоретически, занижать не должны, в отличие от тех же Китая, России и Ирана.

Но и без занижений картина получается унылая. Топ-тройка мировых рейтинговых агентств выставила финансовым инструментам Украины, а значит и самой стране, следующие оценки:

«Standard & Poor’s» — В-, что означает «Highly speculative, высоко спекулятивные бумаги»;

«Moody’s» — Сааа, (Substantial risks, существенный риск);

«Fitch» — В-, (Highly speculative, высоко спекулятивные бумаги).

Сравнительный анализ национальных экономик позволил специалистам Минфина отобрать 17 стран, которые опубликовали «сопоставимую среднесрочную стратегию управления государственным долгом и актуальные сравниваемые данные по их государственного долга». И эти страны были разделены на 3 категории соответствии со следующими критериями:

— страны-аналоги по региону (географическая близость к Украине);

— страны-аналоги по рейтингу (аналогичный кредитный рейтинг согласно оценке международных рейтинговых агентств);

— страны-аналоги региональные лидеры (большие развивающиеся страны, которые выступают движущими силами экономического развития в своих регионах).

Перечисление «стран-аналогов» вызывает еще большее уныние, особенно если вспомнить, что с ними сравнивается Украина, страна еще четверть века назад бывшая пятой экономикой Европы, а в 2004—2007 годах едва не заставившая мир заговорить об «украинском экономическом чуде». Ныне же, оказывается, «аналоги по рейтингу» — это Ямайка, Ливан, Македония, Черногория, Пакистан, Гана. А «аналоги по региональному лидерству» — Нигерия, Уругвай, Таиланд, Турция.

Хотя я не рисковал бы приводить Турцию в качестве «аналога», это малосопоставимые величины: ВВП 80-миллионной Турции (на 2017 год) $ 851 миллиард. У 40-миллионной Украины в том же году — $ 112 миллиардов.

Отсюда печальный вывод: поскольку у Украины нет того экономического или военного потенциала, который позволяет предложить СВОЕ видение проблемы государственного долга, то она будет следовать теми путями, которые ей предложат ДРУГИЕ игроки финансового рынка. Что позволено Люксембургу, то не позволено быку…

Как будем платить: предложение финансистов

Министерство финансов Украины, в своей «Среднесрочной стратегии…», предлагает следующий метод обслуживания того долга, который у Украины образовался перед иными странами, международными экономическими организациями и другими лицами. То есть — внешнего государственного долга (и в дальнейшем речь только о нем):

 

  • Увеличить долларовый эквивалент внешнего долга с $ 37.9 миллиардов в 2018 году до $ 45,6 миллиардов в 2022-м (на 20,31%).

  • Увеличить ВВП страны за этот же период с $ 130,8 миллиардов до $ 187,2 миллиардов (на 43,11%).

 

Таким образом доля внешнего долга по отношению к ВВП страны будет снижена с 30,9 до 24,9 процентов.

Источником уверенности финансистов является «макроэкономический прогноз Министерства экономического развития и торговли Украины, одобренный Кабинетом министров Украины 15 мая 2019 года, а также «собственные предположения Министерства финансов», в котором были озвучены указанные цифры роста ВВП.

И теоретически такой рост возможен. Потому что ВВП — это очень лукавая цифра, обозначающая всю стоимость конечных товаров и услуг, произведенных и выставленных на продажу в течение года внутри суверенных границ, выраженную в деньгах. И для ВВП, как инструмента, совершенно неважно количество произведенного товара: «Изменение ВВП будет одинаковым, независимо от того, вызвано ли оно ростом объема выпуска на 5% при неизменном уровне цен; или ростом цен на 5% при прежнем объеме выпуска». Это из канона современной экономики, «Экономикса» Кемпбелла Макконнелла, Стенли Брю и Шона Флинна.

С объемами выпуска и продажи продукции в Украине проблема. В условиях пяти потерянных лет развития, накатывающего глобального экономического кризиса, кадрового кризиса (поклон трудовой миграции), отказа от восточных рынков сбыта, от восточных ресурсов и от статуса интерконтинентального логистического маршрута провести традиционную реиндустриализацию невозможно.

И самое убедительное доказательство тому — внешнеторговое сальдо. В 2018 году Украина продала на внешнем рынке товаров на $ 47 334 987 тысяч, а купила на $ 57 187 578 тысяч. Отрицательное сальдо — почти десять миллиардов. В первом квартале нынешнего года ситуация получше, но ненамного — минус 1 456 393 тысяч.

Ситуацию несколько вытягивает международная торговля услугами: плюс $ 6 048 565 тысяч в прошлом году и $ 1 489 147 в первом квартале этого. Но здесь следует учитывать, что почти половина таких услуг — транспортные: 5,8 миллиарда долларов из 11,8 миллиарда в 2018 году. Денонсация «Большого Договора» между Россией и Украиной, ввод в эксплуатацию газовых «потоков» и новых портов, формирование железнодорожных маршрутов «Китай-Европа» и прочее ведет к деградации логистического трансконтинентального статуса Украины с сопутствующей потерей торговых доходов.

Ну, а идея «аграрной супердержавы Украина», когда-то озвученная американсим послом ДжеффриПайеттом — это просто историческое издевательство. Потому что последней страной, достигшей процветания именно как аграрная, было, пожалуй, Древнее Урарту. Да и то до тех пор, пока туда не пришла ассирийская армия, качественно экипированная ассирийскими ремесленниками (сиречь, промышленностью).

Отсюда вывод: украинский ВВП будет «надуваться» путем банковских операций, оплаты населением банковских услуг и розничной торговли. Но розничная торговля, в условиях деградации промышленности, может увеличиваться в стоимостном обороте только путем роста налогов, тарифов и цен.

Как будем платить: предложение президента

В марте 2019 года, в разгар предвыборных агитаций, кандидат в украинские президенты Владимир Зеленский заметил, что «если наша страна и новая власть покажет, что мы с первого дня работаем по-честному, нам надо платить налоги… И с этого момента давайте платить налоги, если ты не платишь — ты садишься в тюрьму. Мы все живем в правовом государстве. По-другому никак.». А за 3 дня до первого тура, 27 марта, по телевидению состоялась премьера третьего сезона сериала «Слуга народа», где кандидат в президенты Зеленский играл роль украинского президента Голобородько, «через тернии к звездам» вытаскивающего Украину из ямы всех кризисов, которые только может себе представить возбужденное сознание.

Но я сейчас не о таланте политтехнологов нового президента (искренне — снимаю шляпу), а об одном фрагменте из самого финала третьего сезона. Когда Голобородько обращается к народу:

«Мы должны сегодня миру 163 миллиарда долларов… Просто отмахнуться — не получится. Сказать: „Пусть кто брал эти деньги — пусть и отдает“ — не выйдет, наша хата „не с краю“… Денег нет, и как быть дальше… Отдать все долги, в конце концов… Отдать долги, и это наша миссия. И если у нас не получится — наша совесть будет чиста: мы хотя бы попробовали».

В фильме попытка закончилась тем, что «Необходимая сумма была собрана в течение недели. Долг был полностью погашен. Украина обрела истинную независимость». И этот дикторский текст — на фоне киевской Стелы Независимости, на добрую четверть заваленную грудой золота.

То есть, украинцы «скинулись, кто сколько смог».

«Демократия — это воздушный шар, который висит у вас над головами и заставляет глазеть вверх, пока другие люди шарят у вас по карманам» (Бернард Шоу)

Совсем несложно заметить, что «план финансистов» и «план президента» в принципе антогонистичны. Первые предлагают виртуальное надувание пузыря ВВП, сопровождаемое ограблением населения через цены, налоги и тарифы. Президент склоняется к добровольной «самоочистке» карманов населения во имя достижения «демократических, либеральных, патриотических» и иных целей. Но карманы, если уже не пусты, то опустеют в любом случае.

А населению останется только вспоминать старого, мудрого ирландского драматурга-лауреата Нобелевской премии.

Андрей Ганжа

 

Источник