- Новости

Новость - Россия и Китай: плюсы и противоречия сближения в XXI веке

 
В последние годы отношения Российской Федерации и Китайской Народной Республики становятся все более тесными. Страны наращивают экономическое сотрудничество, все чаще объединяются и по политическим вопросам. Что это: жизненная необходимость или краткосрочная политическая целесообразность? Попробуем разобраться.

 

Чем вызвано сближение России и Китая?

Совершив грандиозный экономический рывок, Китай превратился в важнейшего экономического конкурента прежних торговых держав первого эшелона: США, Евросоюза, Японии. Китайская экономика развивается стремительными темпами, но встречается с противодействием со стороны США.

Пытаясь ограничить растущее экономическое доминирование Китая, Дональд Трамп даже пошел на развязывание торговой войны с Поднебесной.

В сложившейся ситуации Китаю необходим сильный и надежный партнер. Европа слишком зависима от США. Япония – традиционный противник. Индия – геополитический противник в Гималаях. Остается Россия – страна, которая обладает колоссальным потенциалом экономического развития, большими ресурсами, а кроме того имеет с Китаем большую и протяженную границу. 

Для России, в свою очередь, сближение с Китаем – это прорыв определенной изоляции, возникшей в результате введения санкций. США, Канада, Япония, страны Евросоюза в целом придерживаются антироссийской позиции и хотя те же Франция или Германия делают уступки по «Северному потоку-2», в остальном они все также привержены санкционной линии. С Индией сотрудничество у России также не продвигается дальше «прикладного» — поставок военной техники и определенных товаров. 

Рассматривать Иран, Сирию, Венесуэлу или африканские страны типа Судана и ЦАР как полноценных экономических партнеров просто смешно – они не могут дать столько, сколько дает сотрудничество с экономическими центрами типа США, Европы или Китая. И вот в этой ситуации как раз Китай и оказывается для России своего рода «палочкой-выручалочкой», позволяющей в довольно сложной ситуации наладить выгодную транснациональную торговлю, продавать свои ресурсы и товары и даже не пользоваться при взаимных расчетах долларами, чего очень хотят и в самом Пекине. 

Конечно, для России и Китая сближение не является безальтернативным. Любая из стран может найти и других партнеров, но именно российско-китайский тандем представляется наиболее желаемым. Сейчас существует несколько очевидных точек пересечения российско-китайских интересов. Попробуем взглянуть на них более подробно.

Во-первых, в Восточной, Центральной, Юго-Восточной Азии стабильность и безопасность зависят от эффективности взаимодействия России и Китая. Это – борьба с религиозным фундаментализмом в постсоветских республиках Центральной Азии, противодействие сепаратизму в Восточном Туркестане, борьба с проникновением и расширением американского влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которое и так очень велико и угрожает и китайским, и российским интересам – военно-политическим и экономическим.

Во-вторых, давняя мечта России – формирование пространства внедолларовых расчетов. Об этом мечтает и Китай, желающий сократить зависимость своей экономики от Соединенных Штатов. Но без участия России Китаю стратегия дедолларизации не по силам, а вот совместными усилиями можно действительно сформировать внедолларовое пространство, которое бы охватило впоследствии и другие страны. 

В-третьих, это формирование новых институтов цифровой экономики, которые и Россия, и Китай также рассчитывают сделать более свободными от американского влияния. 

Как развивается российско-китайское сотрудничество

Можно сказать о том, что именно последние несколько лет стали прорывными в повороте России на восток – к Китаю. Почти каждый день приносит нам новые сведения о различных сделках, соглашениях с соседней страной. Так, в воскресенье 16 июня в Харбине (КНР, Хэйлунцзян) презентовали индекс китайско-российского торгово-экономического сотрудничества, получивший краткое название «Харбинский». 

Его разрабатывали специалисты Академии общественных наук Китайской народной республики, Китайского народного университета, Университета международного бизнеса и экономики по заказу Службы экономической информации Китая (CEIS). Цель индекса – отражение существующей динамики торгового и экономического сотрудничества между двумя государствами, тенденций развития торговых связей между Китаем и Россией.

Появление индекса является свидетельством глубокой заинтересованности китайской стороны в наращивании двусторонних экономических отношений. Кроме того, поскольку индекс разработан в пограничном Харбине, китайские специалисты рассчитывают на превращение Харбина в ключевой центр российско-китайского экономического сотрудничества. А сотрудничество это идет стремительными темпами.

Во-первых, Китай становится одним из ключевых покупателей российских нефти и газа. Строится газопровод «Сила Сибири», который обеспечит Китай российским газом еще в больших объемах. И сейчас китайское направление для нас даже более перспективно, чем европейское, поскольку рынок Китая воистину бездонен.

Во-вторых, Китай покупает у России самые разные другие природные ресурсы – от ценных металлов и драгоценных камней до древесины. Правда, масштабы вывоза российского леса в Поднебесную являются пугающими, так как часто китайские компании действуют как браконьеры, незаконно вырубая российские леса и вывозя их в Китай.

Но сейчас Китай заинтересован в приобретении и тех товаров, которые прежде практически не ввозил из России. Например, в Китай может поставляться российская молочная продукция. Такой, как в России, молочной продукции в Китае просто нет. И ряженка, кефир, йогуры вполне могли бы в огромных количествах поехать из России в Китай, вопрос только в маркетинговых стратегиях, потому что пока российская молочная продукция китайскому потребителю почти неизвестна.

Нет вопросов даже с логистикой. Например, в «двух шагах» от Китая находится огромный Уссурийский молокозавод, который может поставлять большие объемы продукции в соседнюю провинцию Хэйлунцзян. Срок годности российского кефира – семь дней. А в Китай из Уссурийска его доставят за несколько часов. Это гораздо выгоднее в финансовом отношении для китайцев, чем покупать очень дорогой новозеландский кефир, который поставляют самолетами.

ООН делает прогнозы, что мировая торговля молочной продукцией к 2027 году вырастет на 10 млрд долларов, причем именно за счет Китая и стран Юго-Восточной Азии, а ведь все азиатско-тихоокеанское направление очень близко России и может быть рассмотрено в качестве приоритетного. У России есть вполне ощутимый шанс занять это место едва ли не полностью. 

Кроме того, Китаю после начала торговой войны с США требуются огромные запасы соевых бобов, которые раньше Китай покупал у Соединенных Штатов. К сожалению, в России культура сои никогда не была столь развита, сколь в США, поэтому пока Китай вынужден закупать соевые бобы у Бразилии. 

Но есть шанс, что Россия, немного модернизировав сельское хозяйство, сможет поставлять в Китаю все больше и больше сои. Тем более, что в России при выращивании сои не используется ГМО, что повышает качество продукции. Уже сейчас экспортируется 800 тыс. тонн сои, но речь идет о повышении объемов экспорта до 3,7 млн тонн в самое ближайшее время. Китайские компании проявляют все больший интерес к закупкам российской сои, что может повысить количество плантаций по ее выращиванию в аграрных регионах нашей страны. По результатам встречи Владимира Путина и Си Цзиньпина были отменены и региональные ограничения на поставку сои. 

Возможные противоречия

Но сближение с Китаем таит в себе для России и многочисленные риски. Так, развитие торговых связей с Поднебесной – это однозначная «китаизация» российских экономических пространств. Китайский бизнес активно проникает на Дальний Восток, в Забайкалье, Восточную Сибирь и даже западнее. За китайскими инвестициями идут доли в компаниях, китайские рабочие. 

В последнее время Китай все более активно намекает на возможность использования Северного морского пути в рамках концепции «Великого шелкового пути». Но СМП – сугубо российская коммуникация и пока Россия ее контролирует, но что будет потом? Китай же, тем временем, строит ледоколы – при том, что не имеет холодных морей и ледоколы ему не нужны, если только не говорить об освоении Северного морского пути. Но если США Россия отказывает, то Китаю, в силу сложившихся «особых отношений», отказать уже не сможет. 

Развитие транспортных коридоров через территорию Евразии, в том числе Казахстана, России и Белоруссии – не российские, а китайские проекты, и Россия в них остается на вторых ролях, поскольку Китай является и идейным вдохновителем, и главным выгодополучателем. И Китаю совершенно не нужно доминирование Российской Федерации в трансевразийской торговле. Наверное, в Москве это прекрасно понимают, но какая альтернатива?

Китай имеет собственные отчетливые интересы в таких регионах как Центральная Азия. И здесь они в корне расходятся с российскими. Идеальный вариант для Китая – превращение Казахстана, Кыргызстана, в меньшей степени Узбекистана и Таджикистана в своих младших партнеров – сателлитов. Не случайно Китай столь активно вкладывает средства в Среднюю Азию. Вряд ли Китай настроен на то, чтобы в будущем сохранялось российское доминирование в Средней Азии, хотя бы и политическое. Евразийский союз, если он будет жизнеспособен, в конечном итоге может оказаться не под российской, а под китайской эгидой. 

Такая же ситуация и в Монголии, которая прежде считалась сферой влияния России. Теперь Монголия все более активно сотрудничает с Китаем, у которого кстати есть собственная Монголия – провинция Внутренняя Монголия, населенная монгольскими народами и в экономическом отношении живущая получше своего суверенного соседа. 

Наконец, Китай активно работает в российском Забайкалье, на Дальнем Востоке, что вступает вразрез с российскими национальными интересами. Известно, что китайцы заселяют ряд регионов Южного Дальнего Востока, Забайкалья, наращивают там свое присутствие, создаются смешанные семьи. Происходит определенная демографическая экспансия, остановить которую в силу специфики населенности региона власти России просто не в состоянии. Да и не пойдут они сейчас на конфликт с КНР, ограничивая, к примеру, присутствие китайских граждан на территории пограничных российских областей. 

У Китая и России много конкурентных точек пересечений и в других регионах – от Южной Азии до Восточной Африки, где Поднебесная тоже не захочет уступать Москве и позволит России быть лишь на второстепенных ролях, осуществляя некоторую помощь китайским проектам. Идеологическое обоснование найдется – противостояние Америке и американскому влиянию, а вот выгодополучателем в финансово-экономическом отношении будет, разумеется, Поднебесная. 

Таким образом, усиление Китая далеко не во всех случаях несет однозначно позитивные последствия для России. И к одной экономике свести все невозможно, тем более, что в модели китайско-российского экономического сотрудничества Россия остается на подчиненных позициях. Для Китая это такая гигантская и богатая ресурсами Киргизия с огромной территорией, которую можно осваивать, через которые осуществлять транзит своих товаров, где можно закупать нефть, газ и что угодно в промышленных масштабах.

Автор:
Илья Полонский