- Новости

Новость - Дальше без политики. Московские экономисты возвращены в науку

Вчера и сегодня я на МАЭФ, 1-ом Московском академическом экономическом форуме.

Так вот, всем, кто в теме.
МЭФ Бабкина-Гринберга, как я понимаю, умер.
Теперь это МАЭФ Сергеева-Бодрунова.

С 2013 года предприниматель Константин Бабкин и один из главных экономистов страны, руководитель Института экономики РАН, доктор, профессор и член-корреспондент Руслан Гринберг строили левую экономико-политическую площадку.
Противопоставляя себя «рыночному фундаментализму», либералам, правительству и чуть ли не президенту.

Но закончилось все именно так, как и должно было закончиться.
Росинант не вынесет двоих.
Должен остаться один.
Кремль не нуждается в двух столичных экономических форумах, которые противостоят друг другу.

Соответственно, остался один большой экономический форум — парадный, официальный, в Санкт-Петербурге.
Пара-тройка местных, типа форумов в Сочи или в Крыму.
И несколько академических, собрания сторонников различных экономических школ – либеральный форум Гайдара, государственнический МАЭФ, оригинальный Столыпинский.

Как видите, Борису Титову, предпринимателю, бизнес-обмудсмену и лидеру «Партии Роста», свой форум разрешили.
А Константину Бабкину, предпринимателю, общественному деятелю и лидеру «Партии Дела» сказали, что «не надо» (как в том фильме, помните: «еще раз говорю, не надо, больше говорить не буду, потому что будет не надо»).

Может быть, Константин Бабкин и сам ушел, бросил.
Понял, что свалить либералов, Медведева и получить место в правительстве благодаря форумной активности ему не удастся никогда, и разочаровался.

Но мне кажется, что не стал бы он это дело бросать.
Нравилось ему, было интересно.

А вот если к этому приложил руку Кремль, то ситуация выглядит так.

Борис Титов открыл свой Столыпинский экономический форум поздно, только в прошлом году, уже после президентских выборов.
Причем не в качестве строго оппозиционного, а в качестве альтернативно-вспомогательного.
А сам форум пока остался на базе и в масштабе МГИМО.

Константин Бабкин замахнулся на большее, в прошлом году вышел уже на уровень Российской академии наук, то есть как бы всей российской науки.
Плюс торгово-промышленная палата, в которой Бабкин возглавляет Совет по промышленному развитию и конкурентоспособности.
Плюс партия.
Плюс собственные источники финансирования, причем бизнес с господдержкой.
Плюс резко оппозиционный настрой: больше против правительства либералов и Медведева, конечно, однако это и Путина задевало.
Плюс МЭФ стал центром притяжение для левых сил, которые оппозиционны уже не только либералам, а всей современной власти в России и всему современному властно-политическому устройству.
Туда ведь даже Стрелков приходил.
В общем, получилось как-то чересчур опасно.

Грудинин тоже ведь оттуда, из людей, собранных Бабкиным или бывавших у Бабкина.
Только вот КПРФ Зюганова – партия управляемая.
А что там у Бабкина могло бы получиться в конце концов — никому не известно.

Причем надо понимать, что предприниматель и общественный деятель Константин Бабкин – это не академический ученый Руслан Гринберг.
И дело не только в разнице политического потенциала ученого и предпринимателя, дело также в убеждениях.
Руслан Гринберг, если я правильно понимаю, в полном соответствии с наиболее распространенными современными политологическими представлениями считает себя левым, вместе с Бабкиным.
Но тут кроется большое заблуждение, они принадлежат к совершенно разным идеологическим лагерям.

Суть в том, что нас и коммунистов (этатистов), и социал-демократов считают левыми.
По происхождению – да, они связаны с марксизмом.
По смыслу, по идеологической и политической позиции – нет, это совершенно разные типы идей и практик.

Коммунисты (этатисты) в целом против прав и свобод человека перед лицом общества-государства.
Они даже предпочитают отстранять народ от реального влияния на власть.
Вспомните, при СССР управляла партия, руководящие органы которой народ никогда не избирал.
Но при этом провозглашалось, что это такой особый род демократии, народная демократия, в отличие от западной либеральной, антинародной.

Архаичный, устаревший вид этатизма – абсолютная монархия.
Новый, современный, индустриальный – коммунистический тоталитаризм.

Социал-демократы другие, они против доминирования государства над человеком, за полноценные свободы и права людей.
Но с признанием активной и регуляторной роли государства — в лице политических властей.

Современных коммунистов и социал-демократов объединяет общее отрицательное отношение к издержкам либерализма.
Но это единственное, что их объединяет.

Руслан Гринберг пытался проводить в МЭФе свою, социал-демократическую линию.
Но она тонула в обще этатистской посткоммунистической установке.

Наш народ, от самых низов до интеллектуальной верхушки, плохо понимает, что такое демократия.
Для него демократия – это народная демократия, а народная демократия – это сильная власть, которая накажет олигархов, даст ему хорошие зарплаты и пенсии – наведет порядок в производстве, хозяйстве страны и жизни.
И пусть либералы плачут о своих свободах и бизнесах, народу это ни к чему.
Народу нужны зарплаты, работа, пенсии, план, порядок, уважение, контроль властей, чтобы не баловАли.
И чтобы не было богатых, желательно совсем.

Вот приблизительно такое общество Константин Бабкин вокруг себя и собирал на МЭФе.

Но политическая ситуация после президентских выборов, особенно в связи с пенсионной реформой, показала следующее:
— КПРФ ничтожна;
— левые, этатистские идеи и надежды живы;
— если появится новый, свежий, грамотный левый (этатистский) лидер, он может составить реальную конкуренцию партии власти.

Поэтому левацкий Московский экономический форум с политическим акцентом превратили в Московский академический экономический форум без политики.
С Гринбергом, но без Бабкина.
Еще с президентом академии наук Сергеевым, который присмотрит, и сориентирует ученых на академические занятия.
А так же с участием Бодрунова, Мау, Ивантера, Аганбегяна, Артемьева, Шохина и многих других уважаемых людей.
Глазьев остался.
Но обещали добавить Грефа и Голикову!
Понимаете, какая случилась революция?

В общем, правительство и наука, рука об руку, плечом к плечу, в едином порыве.
Но без политики.
Будем технократами.
Нет левачеству, даешь контролируемый этатистский ренессанс.

Социал-демократии Гринберга, кстати, если я правильно понял, тоже сказано нет, это несвоевременно.
Зато академический марксизм Бузгалина-Колганов можно, ничего.

Что я могу сказать об общих впечатлениях?
Глазьев говорил, как всегда, любопытно и агрессивно.
Гринберг – интересно и с юмором.
Без Бабкина было непривычно.
Появление Аганбегяна добавило.
Греф и Голикова не появились.

Титова и Миркина тоже не было.
У них на днях свой форум, Столыпинский.
Но я на него не попал, так что рассказать ничего не смогу.

А про МАЭФ что-нибудь еще напишу.
Особенно про то, как все отстаивают переход к экономике внутреннего рынка.
Причем не в смысле построения больших новых планов и программ для президента, это период закончился.
А в смысле того, что это теперь наш курс, нужно обеспечивать научную поддержку.

Понимаете, все идет именно так, как прогнозировалось.
Только проблем на пути очень много.
В этом году речь идет уже не о целях, а о средствах.
Потому что в России стагнация, и как-то надо из нее выходить.

Мой Телеграмм-канал
Мой Фейсбук
Мой Яндекс Дзен

Мой Яндекс Дзен по психотипологии