- Новости

Новость - Боевой дух против техники, или Несколько слов о штурме Кронштадских фортов в 1921 году

 
Мы сознательно уходим как от политических событий, предшествующих операции, так и от подробного рассмотрения оной, сосредоточившись лишь на (наш взгляд) интересных тактических особенностях. 

 

Курсанты против крепости

Расположенный в узкой части Финского залива и только в 50 км от Петрограда, Кронштадт, по степени совершенства вооружения и обороны не уступающий наиболее сильным приморским крепостям Западной Европы, являлся по своему стратегическому значению как бы часовым у ворот важнейшего экономического и военного порта. 

В силу этого вспыхнувший в начале марта 1921 года кронштадтский мятеж стал ударом в одно из самых чувствительных мест Советской Республики, и поэтому ликвидация мятежа являлась вопросом более чем срочным и одновременно чрезвычайно трудным – больно уж могучей техникой обладает любая крепость и Кронштадская в особенности.

Технике решили противопоставить дух – а повышенным («революционным») боевым духом на тот период отличались красные курсанты, на которых главным образом и легла беспримерная в военной историизадача — лихим налетом овладеть мощной крепостью.

Для штурма крепости были назначены две группы войск, из коих войскам восточного (флангового) участка, в состав которого входили смоленские курсанты, предстояло иметь дело с фортами Северного фарватера.

Все эти форты состояли из мощных железобетонных сооружений, прикрыты 5,5-метровым земляным валом, некоторые из них имели проволочное и минное заграждения и все были хорошо вооружены легкой и тяжелой артиллерией и обильно снабжены пулеметами.

Вся площадь льда залива была покрыта слоем рыхлого снега до 30 см толщины, а под снегом было до 18 см воды. Кроме того лед местами оказался побит снарядами, воронки от которых были залиты водой.

С наступлением сумерек занятый мятежниками район, подлежащий атаке, освещался прожекторами.

12-го марта был образован восточный боевой участок из сводной бригады курсантов — расположившейся по побережью Финского залива от косы Тарховской до косы Лисий Нос, имея два батальона в резерве (у поселка Тарховка).

Сводная бригада «с высоким сознанием революционного долга», хорошо подготовленная в военном отношении, политически воспитанная, проявила образец сплоченности и высокого морального состояния. Среди курсантов наблюдалась полная решимость довести боевую задачу до победного конца. 

У восставших моральные силы значительно уступали подъему духа наступавших.

Главный удар на Кронштадт должна была произвести южная группа — но последняя могла спокойно выполнять свою задачу лишь при условии, что форты Северного фарватера одновременно будут атакованы восточной группой.

Из состава последних в первую очередь было решено овладеть 4-м и 6-м фортами. К ним было легче подойти, пользуясь зимней дорогой, обсаженной ветками и, следовательно, маскирующей движение отряда. Движение должно было начаться от Лисьего Носа с 3 часов ночи — чтобы к рассвету овладеть намеченными фортами. Командованием были приняты все меры к обеспечению порядка во время предстоящей ночной операции: направление движения было провешено вехами и назначены лыжники — проводники.

Только вперед

С 14 часов 16-го марта началась артиллерийская подготовка. В 2 часа 40 минут левая колонна, назначенная для атаки 4-го форта, выступила с исходного пункта (коса Лисий Нос) – но, вследствие обычного в ночных операциях недоразумения, вместо 4-го форта подошла к 6-му. Эта ошибка вызвала некоторое замешательство в более морально слабых частях (стрелковый полк), но своевременно принятыми начальником левого боевого участка мерами была восстановлена не только прежняя устойчивость, но и приобретен новый, еще более сильный наступательный порыв.

К 5 часам передовые цепи были уже у проволочного заграждения — и принялись прорезывать в нем проходы. Здесь сказалась слабая артиллерийская подготовка, которая не только не сделала проходов в проволоке форта, но и не произвела на его гарнизон должного морального впечатления.

Под ослепительным светом прожектора, под трескотню полутора десятка пулеметов и грохот тяжелых и легких орудий форта, части геройски двигались вперед. Но любое напряжение имеет свои пределы. В этот момент произошел взрыв мин перед проволокой – взрыв, создавший впечатление провала в морскую бездну, особенно усилившееся образовавшейся полыньей. Менее устойчивые части вновь заколебались, но курсанты в полном составе остались на своих местах — и даже те курсанты, которые попали на полынью и промокли насквозь, будучи вытащены товарищами из воды, продолжали атаку.

К этому времени подошла и другая колонна курсантов, попавшая на не разрушенную взрывами полосу льда. Быстро справившись с резкой проволоки, колонна бросилась на «ура» и воодушевила левую колонну, также бросившуюся в атаку. Потрясенный гарнизон форта очистил форт, бросив пушки и пулеметы.

Штурмующие при помощи команды артиллеристов, следовавших за колонной, открыли из взятых орудий артиллерийский огонь по фортам 5-му и 4-му.

В 6 часов 30 минут обе колонны безостановочно, под пулеметами, двинулись на форты 5-й и 4-й — и к 10 часам овладели последними.

Орудия этих фортов, как и на форте 6-м, были сразу же использованы для стрельбы по еще не захваченным фортам.

Таким образом, к 10 часам 30 минутам атакующие имели в своих руках 3 сильных форта — с большими запасами снарядов, орудий, пулеметов. Было захвачено 357 пленных. 

Выделив один батальон для содействия южной группе, для овладения самой крепостью, остальные курсанты, утомленные, мокрые, голодные, но упоенные успехом, продолжали наступление — и стройно, как на параде, с полным пренебрежением к смерти, шли на дальнейший штурм.

К 15 часам 40 минутам форты 3-й, 2-й и 1-й последовательно были взяты. Батальон, выделенный для содействия южной группе, вместе с последней ворвался в Кронштадт, а к 5 часам 18-го марта были заняты и остальные 2 форта: «Риф» и «Шанц». Гарнизон форта «Красноармеец» сопротивления не оказал.

Какие можно сделать выводы?

Курсанты, идя на штурм крепости, ясно понимали всю трудность предстоящей им задачи, но они также понимали, что не взять их нельзя. Твердость осознания своего революционного долга создали возможность выполнить почти невозможную задачу: овладеть неприступными твердынями фортов, обороняемых численно превосходящим противником. Сила воли восполнила недостаток технических средств, необходимых для подготовки атаки крепости, морально же расшатанный противник не сумел должным образом воспользоваться имевшимися в его распоряжении техническими ресурсами.

Подготовка операции как в моральном, так и в оперативном отношении, беззаветная храбрость курсантов, распорядительность и инициатива комсостава позволили решить сложнейшую боевую задачу.

Автор:
Олейников Алексей